«Нас всех убила погода»: как бизнес теряет миллионы из-за аномально теплой зимы

Источник: forbes.ru

«Мы и так открылись поздно, в декабре, но тут шибануло тепло и пришлось закрыться спустя два дня — весь снег стек вниз, даже снежные пушки не помогли. В январе запустили-таки один склон из четырех, который до сих пор бережно храним. Но я уже понимаю, что не доберу 60% выручки», — вздыхает Сергей Капитонов, гендиректор горнолыжного комплекса «Лисья гора» в Балашихе. Он ожидал, что за эту зиму к нему на склоны придет кататься минимум 150 000 человек, но теперь понимает, что обслужит в лучшем случае 30 000.

От отсутствия снега и «нормальных холодов» страдают не только офлайн-компании вроде «Лисьей горы», но и интернет-магазины. По словам Ильи Зинченко, руководителя сервиса «Яндекс.Маркет Аналитика», российские торговые онлайн-площадки в этом году не досчитались выручки от продаж спортивного инвентаря, обогревателей и средств для уборки снега. Спрос на лопаты и движки для уборки снега с 1 по 21 января по сравнению с тем же периодом прошлого года упал на 71%, на снегоуборочную технику — на 66%, на беговые лыжи — на 49%, на ледянки — на 35%, на коньки — на 22%, на обогреватели — на 24%, приводит цифры Зинченко.

Виной тому — два аномально теплых зимних месяца, которые установили в Москве исторический температурный рекорд: в январе 2020-го средняя температура воздуха составила 0,1 градуса выше нуля, что на 9,4 градуса теплее климатической нормы. И пока автомобилисты и пешеходы радуются отсутствию заморозков, бизнес считает убытки. Как предприниматели приспосабливаются к «европейской зиме» в Москве и сможет ли февральское похолодание спасти положение?

Елки, ланчи и YouTube: как блогер Варламов превратился в серийного предпринимателя-мультимиллионера

Лыжная психология

Спортивная база, на месте которой сегодня работает лыжный комплекс «Лисья гора», недавно отметила 40-летие — с конца 70-х годов прошлого века здесь была спортивная школа, которая после распада СССР пришла в запустение. В 2006-м здание и прилегающую территорию приобрел предприниматель Михаил Колосков, которому, по данным СПАРК, принадлежало несколько строительных компаний. Колосков отремонтировал «Лисью гору» и начал зарабатывать на продаже билетов на подъемники, прокате лыж, надувных баллонов для тюбинга и сдаче в аренду площадей под кафе и офисы инструкторов.

Доходы «Лисьей горы» всегда зависели от погодных условий. «В нашем случае предугадать, насколько снежной и холодной будет зима, просто невозможно — приходится работать с тем, что есть», — жалуется Капитонов. Сезон он считает удачным, если комплекс открывается в конце ноября-первых числах декабря и работает до конца марта. Но в последние годы комплекс редко отрабатывает дольше 90 дней. «Глобальное потепление, что ли, сказалось», — разводит руками генеральный директор комплекса Сергей Капитонов.

«Если запуск затягивается, людей уже не собрать. Они разъезжаются в Сочи и Австрию»

Один горнолыжный склон за расчетные 90-100 дней работы приносит в среднем 10 млн рублей выручки, у Капитонова таких склонов четыре. Из заработанных денег около 20 млн ежегодно уходит на обслуживание инфраструктуры — восстановление насыпных холмов, починку оборудования. Основная часть средств нужна на ремонт канатных дорог, покупку новых снежных пушек и зарплату сотрудников, которых в «Лисьей горе» от 35 до 80 в зависимости от сезона. Таким образом, если работают все четыре склона на полную мощность, предприниматель получает в виде прибыли порядка 20 млн рублей за год.

Прошлый зимний сезон оказался удачным и принес «хорошую прибыль», говорит Капитонов: денег хватило на то, чтобы покрыть 20 млн рублей убытков предыдущего, почти такого же теплого, как текущий, года. В этом сезоне ничего не предвещало беды: отбить вложения в подготовку Капитонов рассчитывал к концу января. Но уже в начале декабря понял, что сделать этого не удастся.

6 декабря, когда на улице был один градус выше нуля, гендиректор открыл два склона и тюбинг-зону. К 9 декабря температура воздуха поднялась до четырех градусов выше нуля, вместо снега шел дождь, и склоны пришлось закрыть. Количество посетителей в будни сократилось втрое — с 1500 до 500 человек. Дело в сдвиге открытия на январь, уверен предприниматель: «Местную горнолыжку воспринимают как подготовительную перед большими поездками, и если запуск затягивается, людей уже не собрать. Они разъезжаются в Сочи, Австрию и на другие курорты».

Падение спроса в сегменте катания на снегоходах на катастрофические 80% зафиксировал и сервис продажи сертификатов на экстремальные виды отдыха Mosfly. «Люди уже в декабре поняли, что как-то совсем зимой не пахнет, и ничего тут не поделаешь», — говорит основатель сервиса Юрий Бережной.

Как филолог из Новосибирска построил ресторанный бизнес на 2,8 млрд рублей

Но если Бережной надеется на реванш в феврале и марте, то Капитонов в февральское похолодание не верит. «В Москве-то люди не видят эффекта снегопушек: они выходят из подъезда, снега нет, вот и думают, что на горе его тоже нет — это лыжная психология. К тому же, в феврале и марте будет не до катания, все уже будут ждать весну», — пессимистичен предприниматель.

Если «Лисья гора» за этот сезон выручит 10-12 млн рублей, это будет хорошим результатом, считает Капитонов. Но даже при таком результате, по его оценкам, комплекс закроет сезон с убытком в 8-10 млн рублей. «Пока мы проедаем прибыль прошлого сезона и вряд ли сможем это изменить даже скидками. Обычно на дисконтные предложения приходят те, кто не умеет обращаться с «ватрушками» и подъемниками. От них больше убытков, чем выгоды», — заключает он.

Чистый убыток

Казалось бы, уборка нужна всегда и всем, и всесезонные вещи вроде клининга уж точно не должны зависеть от температуры на улице. Но оказалось, что этот бизнес почти такой же сезонный, как и лыжи. «Зима — наша кормилица. Помимо круглогодичных услуг по уборке внутренних помещений, есть большой спрос на уборку прилегающей территории от снега, его вывоз и утилизацию, очистка кровли от наледи, снега и сосулек. Часто покупают или берут в аренду грязезащитные ковры», — перечисляет Анастасия Дмитриева, директор по производству и контролю качества клининговой компании «Чистория». Ее в 2015 году открыли супруги Левон и Екатерина Гарибян, которые до этого, по их словам, развивали несколько проектов в сфере консалтинга. К 2018 году «Чистория» обзавелась корпоративными клиентами — торговыми, фитнес- и медицинскими центрами, образовательными учреждениями и крупными компаниями: РЖД, «Почта России» и др.

По словам Дмитриевой, обычно средняя выручка «Чистории» в снежный зимний месяц составляет 18-19 млн рублей против 9-10 млн рублей в остальное время. Прибыль компании за прошлый осенне-зимний сезон достигла 5,5 млн рублей.

«Техника простаивает, мы вынуждены содержать огромный штат сотрудников, которых очень сложно переквалифицировать»

Воодушевленные результатом, основатели с нетерпением ждали нового горячего сезона. Еще в мае они потратили 9 млн рублей, чтобы впрок закупить самые ходовые зимние товары (например, грязезащитные ковры), дополнительную снегоуборочную технику и несколько десятков тонн противогололедного реагента и соли. Но затраты не окупились. Из-за бесснежной зимы, по словам Дмитриевой, многие корпоративные клиенты отказались от услуг компании, а количество заказов сократилось втрое. «Техника простаивает, мы вынуждены содержать огромный штат сотрудников, в том числе, промышленных альпинистов, которых очень сложно переквалифицировать», — жалуется директор.

За два прошедших месяца выручка «Чистории» составила 12 млн рублей, выйти в прибыль пока не удалось. Спасти должен февраль: за следующие три недели предприниматели надеются довести выручку до 25 млн рублей и получить 3,5-4 млн прибыли, сделав упор на незимние направления — обработка полов с полимерным покрытием, клининг кухни, обезжиривание и чистку вентиляции для ресторанов, обеспыливание на промышленных предприятиях. «Средний чек этих услуг в несколько раз ниже классических зимних, но они сгладят ситуацию и спасут от образовавшегося кассового разрыва», — прогнозирует Дмитриева.

Кварцевание, строительные маски и иглоукалывание: как российские компании спасают сотрудников от коронавируса

Просели показатели и у продавцов снегоуборочной техники: этой зимой спрос на аккумуляторные снегоуборщики, продажа которых обычно составляет около 45% годового оборота компании Greenworks, сократился в полтора раза. «Нас всех [игроков рынка зимней техники] убила погода», — емко описывает состояние рынка Рада Рожицкая, гендиректор представительства бренда Greenworks в России и СНГ. Чтобы исправить ситуацию, подразделение Greenworks собирается сделать акцент на продажи в вечноснежных регионах — на Урале и в Сибири.

Зима на раздевание

Основатель бренда головных уборов, шарфов и других аксессуаров Pretty Mania Андрей Березенков тоже недоволен погодой за окном: из-за нее предприниматель недополучит порядка 16 млн из 30 млн рублей ожидаемой выручки. Что дело плохо, он понял еще в первых числах декабря. «Снега и мороза не обещали, и народ занял выжидательную позицию «походим пока с открытой головой и руками». Тут даже скидками делу не помочь: основная часть наших клиентов — девушки, которые ничего не наденут на голову, пока на улице не стукнет сильный мороз», — объясняет Березенков.

Шапками и шарфами он занимается уже восемь лет — закупает их у производителей из Карачаево-Черкесии и представительств китайских фабрик в Москве, продает под брендом Pretty Mania на крупных маркетплейсах Wildberries, Lamoda, Ozon, Mamsy, «Чики Рики». До этого Березенков владел одним из самых крупных на российском рынке брендов бижутерии Grey Stone, пока его не потеснил нынешний лидер Lady Collection.

«Основные наши клиенты — девушки, которые ничего не наденут на голову, пока на улице не стукнет сильный мороз»

В сезон с октября по февраль выручка Pretty Mania вырастает на 40-60% по сравнению с остальными месяцами. За 2018 год Березенков выручил 46 млн рублей и получил порядка 11 млн рублей прибыли, больше трети из которых пришлись на осень и зиму.

К новому пиковому сезону он начал готовиться еще летом: согласовал с производителями состав коллекции и заказал 75 000 шапок, шарфов, снудов и перчаток на 20 млн рублей. 15% из них предприниматель отдал поставщикам сразу, а 85% договорился перечислить в первых числах декабря. Но вместо 25-35 млн рублей в кассе получил кассовый разрыв, грустит Березенков. По расчетам предпринимателя, выручка за 2019 год должна была составить 100 млн рублей, а прибыль — 23 млн, но в итоге набралось только 82 млн и 15 млн соответственно. Прибыль в полном объеме пришлось направить на погашение долгов перед производителями. «И этого не хватило!, — восклицает предприниматель. — Еще около 5 млн рублей я взял в кредит, чтобы расплатиться с поставщиками и поскорее запустить весеннюю в пошив».

Из 75 000 закупленных изделий Березенков продал только половину, к концу февраля надеется распродать остатки, но даже в таком случае зафиксирует убыток в 2 млн рублей за сезон. «В середине декабря на маркетплейсах стартовали распродажи — с того момента товар расходится почти по себестоимости, мы на нем почти не зарабатываем. Но иначе никак: надо же хоть расходы на производство отбить», — разводит руками предприниматель.

По словам Березенкова, его случай еще не самый критичный: многие небольшие магазины теплых аксессуаров и одежды вовсе закрылись. «В этом сезоне много кто закрылся, и приходилось продавать все за копейки. Прошу больше не беспокоить», — ответили Forbes в семейном петербургском меховом ателье «РусАК».

Березенков, впрочем, не отчаивается и закрывать бизнес не собирается: считает, что все поправимо. Он уже запустил в производство весенний ассортимент — легкие шарфы, палантины, шляпки. Производители, по его словам, вошли в положение и не стали требовать предоплату за этот заказ: «Мы же все на одном рынке, все страдаем от теплой зимы. И все вместе теперь из ситуации выходим».

При участии Натальи Пешковой

10 самых перспективных российских предпринимателей моложе 30 лет

1 из 10

DR

2 из 10

Светлана Холявчук / Интерпресс / ТАСС

3 из 10

Instagram

4 из 10

DR

5 из 10

DR

6 из 10

DR

7 из 10

DR

8 из 10

DR

9 из 10

DR

10 из 10

DR

Олег Кивокурцев, 28 лет, Promobot

Сооснователь компании Promobot — производителя автономных сервисных роботов — родился и вырос в Перми. Робототехникой он увлекся в 2012 году, а компанию Promobot вместе с партнерами основал три года спустя — первый «офис» был в гараже. За четыре года стартап прошел путь от исполнения штучных заказов для пермских торговых центров до производства больших партий роботов для российских и зарубежных клиентов (в прошлом году было собрано более 170 «промоботов», а география их поставок расширилась до 33 стран). У Promobot есть контракт с американской Intellitronix более чем на $50 млн, выручка компании превышает 100 млн рублей в год, а весь бизнес инвесторы оценивают в 2 млрд рублей.

Слава под колесами Tesla: как пермяк Олег Кивокурцев придумал самого известного робота из России

Следующий слайд

Георгий Соловьев, 29 лет, Skyeng

Онлайн-школу английского языка Skyeng Георгий Соловьев и его партнер Харитон Матвеев основали в 2012 году. В 2014-м стартап запустил собственную платформу обучения Vimbox (виртуальный класс), в 2016-м — мобильные приложения и сервис для изучения языка по субтитрам к сериалам. По итогам 2017-го выручка компании выросла в 2,2 раза и составила 725 млн рублей. В 2018-м Skyeng привлек инвестиции от фондов Baring Vostok: бизнес был оценен в рекордные для рынка образовательных технологий (EdTech) в России $100 млн.

Следующий слайд

Максим Древаль, 27 лет, L2P Limited

Выпускник МГУ и Высшей школы экономики Максим Древаль начинал карьеру менеджером проектов в «Яндексе» и Mail.Ru Group. В 2010 году он получил статус сооснователя в проекте Алексея Половинкина «100 ЕГЭ». В 2013-м компания стала полноценной онлайн-школой. В 2014-м, после слияния проекта с «Нетологией», Древаль выступил соучредителем холдинга «Нетология-групп», где занял пост директора по продуктам. В 2016-м предприниматель создал L2P Limited. Компания занимается проектами на стыке киберспорта и образования.

Следующий слайд

Илья Лагутин, 29 лет, Aitarget

Частный инвестор и предприниматель Лагутин в 2010 году окончил факультет менеджмента Высшей школы экономики. С 2007 года он специализируется на теме рекламы в интернете. В 2013-м основал Aitarget. Сегодня компания Лагутина обладает статусом маркетингового партнера Facebook в России — официального реселлера рекламы Facebook и Instagram в стране.

Следующий слайд

Илья Чех, 29 лет, «Моторика»

В 2013 году Илья окончил НИУ ИТМО в Санкт-Петербурге. Работал инженером-конструктором на машиностроительном заводе. Чех собрал команду инженеров и программистов для разработок в области робототехники и биомеханики. Участвовал в создании лунохода в составе команды «Селеноход». В 2013-2014 годах он занимался разработками в области космических систем сближения. Участник первой российской команды программы Mars Desert Research Station. Илья основал компанию «Моторика» — производителя биоэлектрических протезов с широким набором функций. В 2018-м выручка стартапа выросла в 2,5 раза, до $1 млн, а производственная площадка компании открылась в Китае.

Следующий слайд

Анна Белова, 30 лет, Devar

В 2015 году тулячка Анна Белова вместе с партнерами Виталием Аверьяновым и Андреем Комиссаровым запустила стартап Devar. Проект занимается производством детских книг с технологией дополненной реальности (augmented reality — AR). Всего за год работы компания вышла на оборот в 15 млн рублей. Сегодня продукция Devar продается уже в 40 странах, и 70% выручки приходится на зарубежные рынки. В линейке более 200 наименований образовательных и развлекательных AR-книг. В феврале 2018 года стартап привлек инвестиции в объеме $3 млн от известного венчурного фонда Leta Capital.

Следующий слайд

Никита Блинов, 29 лет, Rubbles

Основатели Rubbles (помимо Блинова, это 27-летние Владислав Лисицкий и Александр Фонарев) познакомились во время учебы на факультете вычислительной математики и кибернетики (ВМК) МГУ. После университета все трое пришли работать в «Яндекс», где и родилась идея стартапа. Компания Rubbles разрабатывает решения на основе анализа данных для крупных компаний — банков, ретейлеров, промышленных предприятий. В 2017 году проект привлек $1,5 млн от фонда FinSight, инвестировавшего в такие компании, как Badoo, Banki.ru и Busfor. Сегодня у Rubbles более 20 клиентов в России и за рубежом (в странах Европы, Сингапуре, Канаде), где стартап работает под брендом SBDA Group.

Следующий слайд

Валерий Ильинский, 29 лет, Genotek

Основатели компании Genotek Валерий Ильинский и Артем Елмуратов — выпускники биологического и механико-математического факультетов МГУ. В 2010-м году они создали бизнес в перспективной индустрии генетических исследований. Компания быстро превратилась в одного из лидеров быстрорастущего рынка и уже в 2012-м получила $500 000 инвестиций от фонда Rustars Ventures и группы частных лиц. В 2016-м Genotek привлек еще $2 млн, в 2017-м — $1 млн. В последнем случае инвестором выступил фармацевтический холдинг «Фармстандарт». Genotek делает до тысячи генетических тестов в год. Компания предлагает широкий спектр услуг, от анализа происхождения до специализированных ДНК-тестов по назначению врача.

Следующий слайд

Дарья Ребенок, 28 лет, Grabr

Идея стартапа Grabr родилась у Дарьи Ребенок, когда она устала возвращаться в Россию из-за границы с чемоданами вещей, слишком дорого стоивших на родине. В 2015-м предпринимательница вместе с мужем Артемом Федяевым запустила проект, призванный избавить пользователей от необходимости всякий раз ехать за нужным товаром самим. На платформе Grabr можно оставить простую заявку, и за $10 ее возьмется исполнить путешественник, которому «по пути» с заказчиком. Так родилось и выросло сообщество из почти миллиона пользователей. Они доставляют друг для друга товары по всему миру — причем среди «курьеров» есть и сооснователи компании. Уникальный бизнес уже привлек $14 млн инвестиций.

Следующий слайд

Владимир Свешников, 29 лет, «Робот Вера»

Сооснователь Stafory, компании-разработчика робота для подбора персонала «Вера», перебрался в Санкт-Петербург с Дальнего Востока в 2006 году. Идея создать виртуального ассистента, который поможет компаниям автоматизировать процессы массового рекрутинга, пришла ему в голову в 2015-м. В том же году он вместе с партнером Александром Ураксиным всерьез взялся за разработку «Веры». Инновационный продукт получился востребованным: помощью ассистента с технологиями искусственного интеллекта уже воспользовались порядка 200 крупных компаний. Среди клиентов Stafory — МТС, «КДВ Групп», PepsiCo, «Ростелеком» и IBS. В декабре 2018-го стартап привлек 226 млн рублей. Основной инвестор — Фонд развития интернет-инициатив. 

Следующий слайд

Добавить комментарий